Интервью Интересные люди Интервью с Робом Дикинсоном из Singer (тюнинг Porsche)

Интервью с Робом Дикинсоном из Singer (тюнинг Porsche)

2
Интервью с Робом Дикинсоном из Singer (тюнинг Porsche)
Кот Чеширский
Автор Кот Чеширский / Автожурналист портала autotest.pro
Снова перевод и снова с сайта petrolicious.com Поясню сразу, русскоговорящие Singer называют "Сингер" или даже "Зингер", но звучит на английском как "Синга", поэтому далее по тексту будет Синга.

_______________________
Несомненно, Singer Vehicle Design оставил нестираемый отпечаток в автомобильной тусовке. Не многих я могу себе представить, кто не видел работы Роба Дикинсона онлайн, в печати или в металле. На эту тему гремело издание GQ, каждый журнал сходил с ума по этим творениям, и нельзя пройти мимо даже одной картинки на Тумблере, что бы ее не репостнуть. И за всем этим шумом стоит человек, серьезный и очень спокойный, со страстью к музыке и одержимостью Дэвида Фостера Уэллеса (амер. писатель, прим. перевод.) при этом оставаясь верным себе и нраву истории Порше.
Мне очень повезло, что он смог найти время для нас, до того, как открыл свой гараж для наших объективов. Читайте и проникайтесь пониманием того волшебства, что творится в Северном Голливуде, Калифорния.

Тед Гушью (далее ТГ) — Какая была твоя первая машина?

Роб Дикинсон (далее РД) — Моя первая машина была Форд Фиеста.

ТГ — Какого года?

РД — Она была бежевая, вроде и год был… По-моему 1977-й.

ТГ — 1977, а когда ты ее купил?

РД — Вроде в 90-м

ТГ — Какие у тебя воспоминания связанные с нею?

РД — Ну, у не был очень маленький руль, что делало ее очень, очень, очень тяжелой и неприятной в управлении.

ТГ — А какая была твоя первая машина, которую бы ты назвал серьезной?

РД — Первая машина, которую я хотел купить и купил был 911 87-го года. Приобрел я ее в 96-м году. Белого цвета с синим интерьером, в ней не было "спорт пакета", что довольно редко для Британии, потому как многие из них были именно со "спорт пакетами". Она довольно быстро сменила владельца в обмен на полузавершеный отреставрированный проект 911 2.4S 74-го года, у которого очень много общего с непосредственно Синга.

ТГ — А раньше ты занимался изготовлением или реставрацией?

РД — Ну. я был автомобильным дизайнером, так что я был вовлечен в процесс изготовления некоторым образом, но нет, я никогда не реставрировал автомобили. Разумеется, тогда не я сам ее реставрировал, специальные ребята это делали для меня, за огромную кучу денег.
ТГ — Ты помнишь, научился ли ты чему нибудь в процессе?

РД — Имеешь ввиду в реставрации 2.4? Ну, я понял то, что некоторые механики абсолютно ненадежны и это отражается на том, сколько тебе придется потратить во время постройки, для того, что бы понимать реальный бюджет тебе придется увеличить сумму в три раза, от того, что ты знал. Так же я понял, что к моменту как я завершил свою 2.4 эти модели стали очень редки в Англии. Осталось около 12 или 13 машин с правым рулем во всей Британии, что делает эту модель более редкой чем 911 RS 73-го года. У меня было желание восстановить ее до состояния оригинала, что, в общем-то я и сделал. А когда я ее закончил я захотел ее модифицировать, но уже не мог, потому, что их осталось слишком мало. В это время и появились признаки "чесотки" у меня в руках, очень захотелось создать нечто свое в мире 911.
ТГ — И какие были следующие шаги в этом направлении?

РД — Я купил 356-й с планами сделать на его базе хот род. Потом я отошел от автомобильных дел, занялся своей группой (музыкальной, прим. перевод.) и обстоятельства привели меня в Л.А в 2003-м году, мне пришлось продать все мои машины в Англии. 2.4, 356-я и прочие штуки позволили мне заиметь немного денюжек, что бы я смог оторваться, делать то, что я хочу, а хотел я построить свою собственную 911, в моем представлении ультимативную 911, которым стал мой хот род 911 69-го года.

ТГ — это вот этот бомбовый коричневый вот там? Расскажи мне о процессе.

РД — Эту машину я приобрел у Ханса Лапина, очень известного чувака в "Порше мире". Он глава студии VW Advanced Design в Санта Монике. Его отец, Тони Лапин который был главой дизайна Порше в 70-80 -х годах создал 964 и 928, отличные машины (речь идёт об Анатолии Лапине, дизайнере Porsche русского происхождения - прим.). Я жил в Нью Йорке в 2002-м году и увидел эту машину в продаже в интернете и полетел в Калифорнию что бы встретить Ханса. Я не знал, что Ханс ею владел, я вообще не знал кто ее хозяин. Я встретился с Хансом и мне тогда цвет не очень понравился, это был Bahama Yellow (Желтые Багамы) и, конечно, со временем я просто влюбился в этот цвет. Я понимал, что это был самый удачный вариант что бы начать то, что я хотел сделать, а именно: восстановить оригинал 69-го — один из самых первых длиннобазных 911 который реально купить. Они слегка потяжелели в 72-73-м годах.
Для начала у нас был 3-х литровый мотор для этой машины, а потом мы потратили уйму времени изменяя задние арки, что бы воткнуть правильные диски с правильной резиной для грамотного "стенса". Потом мы полностью вынули весь салон и прокрасили кабину в цвет машины.

ТГ — На сколько ты руководствовался внутренним чутьем в плане стенса?

РД — грамотный стенс в, общем-то, не очень хитрая штука, ну или у меня в сознании это не хитро. Для меня очень важно на сколько грамотно "сидит" резина на диске, на сколько оно сочетается, вообще, для меня отношения резины-диска очень важны. Наверное, это самый важный элемент дизайна, так что… внутреннее чутье работало на полную.

ТГ — У тебя были какие то идеи на счет того, как вся эта конструкция будет выглядеть?

РД — Это была дань почтения гоночным 911 60-х и ранних 70-х. В ней было немного от 911R, немного от SC, немного от RS и даже RSR. Мне не очень было интересно делать реплики или реинкарнации одной из перечисленных моделей. Я хотел сделать нечто, что было бы квинтессенцией кафе рейсера, машина, очевидно дорожная, но могла бы быть использована на треке и что бы в ней была та винтажная гоночная фишка.

ТГ — Как быстро, после того, как ты ее закончил, ты осознал, что тебе будет комфортно реставрировать машины для других?

РД — Да я до сих пор не чувствую комфорта в реставрации для других [смеется], так что сама мысль что бы начать какие-то грандиозные дела, когда то тогда была абсолютно смехотворной. Огромная ответственность в трансформации этих машин для клиентов — это то, что до сих пор делает нас ответственными каждый день. Это дорогие машины, очень мощные машины и тут не место самодовольству. Я был убежден, эти машины вызовут интерес и у народа в Голливуде, который заприметил их для ежедневного использования, и у автоизданий для фотосетов. Для R Gruppe (та часть Порше выпущенная с 63-го по 73-й год) это очень интересное дополнение.
Для меня это была возможность понять, что определенная машина представленная в определенном ключе получила такое вот широкое признание, машина которая призывает к себе интерес не только парней как мы, которые живут и дышат Порше. Конечно, будучи в R Gruppe она полностью вписывается в квинтессентные хот роды. То ощущение установки больших моторов в более старые шасси само по себе вдохновляет. Все это, в том числе, было зарождением Синга.

ТГ — Не находишь, что когда твой клиент приходит к тебе с целью модификации своей машины тебе приходится корректировать его ожидания в плане того, как они себе представляют, как Синга будет реставрировать их машину? Твои машины на столько хорошо известны и народ так сильно фетиширует, что, я себе представляю, когда к тебе приходит конкретный клиент что бы разместить заказ, тебе приходится их спускать немного на землю.

РД — Ты хочешь сказать, что мои машины не так хороши, как все о них думают? [смеется]

ТГ — Не-не! Просто после разговора с Магнусом Уокером (см. две предыдущих записи о интервью с МУ), он объясняет это так: главная причина, почему он отказывается строить машины для других, потому, что люди имеют в голове некоторые картинки, мечты того, каково это, водить машину, построенную им (Магнусом) и когда они садятся непосредственно за руль, все выходит несколько иначе. Кончится все это можит огромным стрессом и напряженкой в отношениях с клиентом, а они достаточно близкие. Понимаешь о чем я?

РД — Мы потратили пять лет на то, что бы сделать наилучшую машину для драйва на планете и я думаю, мы справились, так что, наверное нет. Люди могут оценивать машину по ее внешнему виду и по ее цене, они оценивают качество по картинкам или они видели машину, но большее из число никогда эту машину не водили и как раз в этом все волшебство. Я бы сказал, наши машины абсолютно противоположны машинам Магнуса. Хотя я, пожалуй, понимаю, что имеет ввиду Магнус.
Наши машины экстремально честны. Я достаточно удачлив в том, что у меня получилось поездить на большинстве старых и важных 911, которые делали в Порше в, разумной родной комплектации. Та смертельная хватка, с которой я пытаюсь перегнать этот опыт во что-то, чего я раньше никогда не испытывал, взять самое лучшее и по возможности избавиться от всего плохого, не то что бы там много плохого, но кое чего есть, от чего можно избавиться в старом 911-м, но представить машину так, что бы она доставляла удовольствие и чувствовал ты это своим нутром. Вот это и есть наша цель. А на счет людских ожиданий, я понимаю так — они приходят разумно осведомленными о том, что мы делаем и сколько это стоит. Они читали приятные вещи о том, как наши машины едут. Обычно, когда они сами выезжают — все это хорошее о нас подтверждается.

ТГ — Есть ли хоть один кусочек паззла Синга, который вам дается труднее всего?

РД — Все.

ТГ — Все?

РД — Каждая ху…ва деталь дается нам очень сложно, кроме моей неистовой веры в то, что если у нас это получается, то это то, что надо. Мы никогда не задавались этим вопросом, но выстраивать все это очень непросто.

ТГ — Можешь увидеть себя, что бы ты испытывал такую же увлеченность по отношению к другой марке или модели?

 РД — Конечно, у нас есть кое какие планы и пара идей, хотя не о других марках. В общем то то, что мы делаем вообще не революционно, мы просто реставрируем уже модифицированную старую машину. Многие это делают, некоторые это делают лучше других. Та направленность с которой мы работаем, мы можем применить ее же и похожую тщательность или одержимость, называй как хочешь, мы можем направить все это и на другие вещи, и я думаю, что мы осилим это. Мне кажется Синга должен быть очень осторожен в том, что он делает иначе чем остальные. Все это просто обязано быть ну очень хорошим. Просто обязаны делать вещи идеальными и поэтому все это непросто. Делать правильно свою работу на высоком уровне не так просто и именно поэтому не все за это берутся. Это непросто.


Оставьте ваш комментарий и на него ответит лично автор статьи!
На нашем сайте размещены только авторские материалы от профессиональных журналистов и известных блоггеров, они с удовольствием вступают в диалог с нашими читателями :)

Об авторе

Кот Чеширский

Кот Чеширский