Путешествия Транс-Азиатская экспедиция Amarok, часть 2. Китайский техосмотр и безумие на дорогах

Транс-Азиатская экспедиция Amarok, часть 2. Китайский техосмотр и безумие на дорогах

3
Транс-Азиатская экспедиция Amarok, часть 2. Китайский техосмотр и безумие на дорогах
Андрей Шульдешов
Автор Андрей Шульдешов / Автожурналист портала autotest.pro

Всем привет!

Готова вторая (и заключительная) часть моего рассказа об экспедиции Volkswagen Amarok, в составе которой довелось прокатиться. Прежде всего, рекомендую прочитать первую часть.


***
"Твою жеж мать!", – на пути колонны, летевшей под 80 км/ч по ровному, как блюдце, плоскогорью, внезапно выросла предательская канавка. Морда головного автомобиля проныривает препятствие, но задний мост на полной скорости влетает в промерзшую кромку. Задницу груженого пикапа подкинуло так, что мы смогли разглядеть все его брюхо. Каким-то чудом обошлось без последствий — Амарок оказался живучим, хотя где-то в подвеске что-то начало предательски поскрипывать.

В течение получаса мы полным ходом шли по глухой пересеченке в сторону китайской границы, периодически перемахивая через замёрзшие ручьи, и в начале десятого утра уже проходили контроль на киргизском посту. Маленький холодный зал, окошко паспортного контроля, проверка документов, улыбка и взмах руки на прощанье, — и вот осталась позади Киргизия. Эта страна подарила массу впечатлений, мыслей и эмоций, но культурным шоком не ударила. Весь шок ждал впереди и связан он был по большей части с китайским дорожным движением.

Первый китайский пограничный пост, встреча с проводником (без проводника вот так на своих автомобилях по Китаю особо не покатаешься). Проверка документов. Короткий перегон до следующего поста — там автомобили проходят первый досмотр. Местные пограничники с интересом нас рассматривают, фотографируются. Один из них на замысловатом английском попытался завязать дружелюбный диалог:

— Ты очень красивый. У тебя такая белая кожа… Это крем какой-то специальный? — спрашивает.
— Ребят, поехали отсюда, а? — отвечаю.

Нам оставалось пройти последний таможенный досмотр, и уже на подъезде к нему стало понятно: не стоит удивляться ничему, что происходит вокруг. На совершенно любой возникающий вопрос ответ один: это Китай. Сначала всю нашу колонну загнали за шлагбаум таможенного поста. Потом заставили всех сдавать задом обратно. Потом разложили какую-то чудную установку с форсунками и стали запускать машины через нее, поливая кузова дезинфицирующим составом. Все это происходило с участием целой толпы таможенников, которые бегали вокруг, суетились, приходили, уходили, куда-то звонили… Дальнейший процесс протекал в таком же формате. Выходите из машин. Возьмите личные вещи. Нет, личные вещи оставьте. Берите паспорта, вот вам карточки, заполняйте. Нет, отдайте назад, заполните на паспортном контроле. Нет, все-так заполняйте, на контроле просто проверят, правильно ли заполнили…

Затем все автомобили выгнали на небольшую площадку на тщательный, но немного беспорядочный досмотр. Кинологи с собаками обыскивали вещи, радисты изучали бортовые рации, а гурьба таможенников копалась под капотами в поисках номеров двигателей (VIN-коды под ветровым стеклом их не устроили). Нам же оставалось только слоняться вдоль машин, прихлебывать чай и наблюдать, как за ограждением, отделявшим нас от Китая, пара местных бабушек тщетно пыталась уложить огромное количество тюков на крохотный безымянный грузовичок. Гора скарба выросла уже в четыре слоя и поднялась над кабиной метра на полтора. Конструкция получилась очень шаткая, грузовичок недовольно покряхтывал рессорами, а вся эта пирамида опасно покачивалась на ветру. Сверху на мешках восседал щуплый мужичок (водитель) и тщетно пытался обуздать гуляющую гору несколькими веревками. Время от времени какой-нибудь мешок шумно скатывался вниз, под ноги бабулям, и те сразу начинали суетиться, что-то причитать и бегать вокруг упавшего мешка, сталкиваясь друг с другом.

От этого забавного зрелища нас оторвал призыв расходиться по машинам: таможня все-таки дала добро. Ворота открылись. Китай ждал.

Если точнее, то ждал нас Синьцзян-Уйгурский автономный район, исторически известный как Восточный Туркестан. Большая часть населения здесь — уйгуры, мусульмане-сунниты. Язык — уйгурский, из тюркской группы, письменность на основе арабского алфавита. Одним словом, местное население разительно отличалось от привычных китайцев. Но вот культура вождения…

Вы когда-нибудь играли в Grand Theft Auto? Если кто не знает, это такая компьютерная стрелялка-гонялка, где можно непонятно как гонять по городским улицам на непонятно каких автомобилях. Так вот, в китайских городах так ездят в реальной жизни. Разнузданное и бесконтрольное буйство, творящееся на городских улицах, просто не поддается описанию: это надо попробовать, надо включить в список обязательных дел наравне с покорением Эвереста или полетом на Луну. Причем если ты попал в этот трафик — все, ты уже не зритель. Ты непосредственный участник, потому что ехать по правилам в этом хаосе просто невозможно. Обгоны через двойную сплошную. Обгоны по встречной обочине тех, кто обгоняет через двойную сплошную. Поток скутеров тебе навстречу вдоль отбойника на скоростной многополосой магистрали. Бесконечные подрезания, отжимания с полосы и прочее веселье.

И мототехника всех мастей. Скутеры, мопеды, рикши, мотоколяски. Половина этого мотопарка собрана при помощи старых водопроводных труб, мотора от газонокосилки, изоленты и пары хомутов. Двух- и трехколесная техника носится вообще не разбирая дороги: пешеходы ходят по газонам, потому что тротуары давно превратились в скоростные автобаны для скутеристов. На мопедах гоняет и стар, и млад, да еще и грудных детей с собой возят, посадив их на колени. В это трудно поверить, но за пару дней в Кашгаре (первый город на нашем пути) только одно живое существо перешло дорогу по пешеходному переходу. Это был козел. На мойке неподалеку от гостиницы жил самый обыкновенный козел, который каждое утро, как на работу, ходил на городскую площадь, позировать для туристов. Ходил один, без сопровождения.

А какие в Китае автомобили… Страсть к бесхитростному копированию дизайна, которой не так давно грешили китайские автопризводители, породила просто бесчетное множество самых разных машин. Такое ощущение, что где-то в Китае спрятан огромный генератор случайных машин: пикапы с мордой Range Rover, джипы с передом от Land Cruiser Prado и кормой от BMW X5 и так далее. И кажется, что у каждой машины — своя марка. Если вы думаете, что знаете почти все автомобильные марки, — значит, вы еще не были в Китае.

С этим невероятным автомобильным хаосом нас и познакомил Кашгар — относительно небольшой, по китайским меркам, город, в котором нам предстояло заночевать. На следующий день нас ждало, пожалуй, самое необычное и странное приключение за все путешествие — прохождение китайского техосмотра, получение китайских автомобильных номеров и китайских водительских удостоверений. Это обязательное требование для всех, кто очень хочет проехать по Китаю на собственном автомобиле. И ведь даже представить нельзя было, что какой-то бюрократический процесс может превратиться в целый аттракцион. Впрочем, в тот момент я просто забыл мной же самим упомянутый тезис: это Китай.

…Они мчались к заветным воротам со всех направлений, словно муравьи на разлитый сироп. К тому моменту, когда местное МРЭО (или что это такое вообще было, не знаю) открылось, перед въездом уже собралась толпа. Потрепанные жизнью "Сантаны", "Дунфэны", "Чанганы" и миллион других безымянных машин ломились в узкий проезд, каким-то чудом не сталкиваясь друг с другом. Как только первая волна желающих пройти техосмотр успокоилась и рассредоточилась на несколько очередей, началось самое интересное.

Складывалось ощущение, что все эти автовладельцы буквально пять минут назад вспомнили, что у них техосмотр, и в панике начали "устранять неисправности" своих колымаг прямо в очереди. Это было настоящее театральное действо, по накалу страстей переплюнувшее все каноничные голливудские боевики. Помните, как главный герой обезвреживает бомбу за две-три секунды до взрыва? Чепуха! Уйгурский автолюбитель может за минуту до прохождения техосмотра отрегулировать фары, подтянуть ручник, вырвать с корнем все лишние антенны и отклеить тонировку. Последнее — особенно интересный процесс. Стоявший по соседству с нами водитель, например, отдирал ее от стекла при помощи зажигалки: отогнет маленький кусочек, подожжет, а потом снимает остатки не сгоревшей вспучившейся пленки.

Сам процесс прохождения техосмотра остался таинством, которое мы как сторонние наблюдатели постичь не смогли. Описать это можно одной фразой: что-то явно происходит, но что именно — непонятно. Пришел сотрудник станции, разложил на машинах какие-то бумажки. Через 15 минут второй сотрудник эти бумажки собрал, потом снова разложил. Потом вышел какой-то шустрый старичок с огромной копной светоотражающих наклеек и начал деловито "украшать" наши пикапы, оклеивая их по контуру красно-белым пунктиром. Оказывается, таково требование местного регламента — якобы габариты транспортного средства должны быть четко выделены, чтобы можно было различать их в темноте. И как-то неважно, что каждый второй здесь гоняет вообще без света.

В самом конце этого немного странно выглядящего процесса нас ждал проезд через ангар, в котором проверялась регулировка света и работа тормозов. Первые семь машин прошли, последняя — не успела… Не успела потому, что перед ней возникло препятствие непреодолимой силы. Нет в мире явления более мощного и непобедимого, чем обед в китайском казенном учреждении. На какой бы стадии техосмотра ни застало обеденное время, сотрудники четко в оговоренный час просто все сворачивают, закрывают и уходят. Причем уходят сразу на два часа. Пришлось ждать эти два часа, пока обед закончится, а потом еще до вечера ждать оформления местных водительских прав, убивая время просмотром кровавой подборки аварий, — такие подборки без конца крутят на телевизорах, висящих в местных залах ожидания.

Так уж вышло, что Кашгар оказался первым крупным городом, в котором можно было хотя бы попробовать привести в порядок один из пикапов. Еще в Киргизии, на перевале, автомобиль налетел на булыжник, в результате чего переднее колесо встало немного криво.
Благодаря нашему проводнику, сервис с подъемником нашли довольно быстро. Подняв машину, мы с удивлением обнаружили, что в передней подвеске все цело: рулевая тяга не погнулась, стойки и рычаги живы. От удара у колеса всего лишь ушло схождение — его выставили (правда, у местных механиков это получилось не с первого раза), и проблема исчезла.

Но все было бы слишком просто, если бы на этом история закончилась. Автомобиль уже собирались снимать с подъемника, как внезапно во всем районе вырубили свет. Аварийного спуска у подъемника не оказалось, дизельного генератора у ребят нет.

Дополнительное полосатое украшение. Наклейки были от двух производителей: от знаменитого 3M и от гораздо менее знаменитой 3IVI. Несложно заметить, что написание последнего названия очень похоже на написание первого. Логотип тоже стилизован очень похожим образом. Эх, Китай-Китай…

Город тем временем понемногу опустел. На Кашгар опустился темный вечер. Наш проводник поглядывал в телефон и всем своим видом показывал, что хочет сбежать. Ребята из сервиса, видимо, понимая всю щекотливость ситуации, радушно пригласили попить чаю. Прямо в сервисной зоне у них стояла дровяная печка, на которой мирно посапывал закипающий чайник, а рядом из пары старых покрышек был сложен импровизированный стол, укрытый металлическим листом. Так мы проводили очередной вечер экспедиции: с горячим чаем из дровяной печи, свежайшими лепешками, спелым виноградом и висящим под потолком пикапом. И даже как-то немного расстроились, когда в боксе снова загорелся свет.

***

Вы пробовали аксуйские яблоки? Если будет возможность — обязательно попробуйте. Крупные, невероятно сочные, с тугой тонкой кожицей, они звонко и морозно хрустят, когда их надкусываешь, выбрасывая крохотный фонтан сладкого ароматного сока. Эти яблоки — гордость и основная достопримечательность округа Аксу, между городами Кашгар и Куча.

Дегустация этих яблок стала самым ярким впечатлением за весь перегон: самый простой с точки зрения дорожных условий переезд оказался самым изматывающим. Проехать две — три сотни километров по тяжелому техничному серпантину в Киргизии оказалось проще, чем пилить 700 километров по прекрасному скоростному шоссе через пустыню. Часами пялишься в горизонт, ветровое стекло разделено на две части — серо-голубое небо сверху, пыльно-желтая пустыня — снизу. Лишь изредка в начале пути где-то слева, через взвесь песка и вездесущего смога, проступали едва различимые очертания гор, но и они быстро пропали.

В такой умиротворенной обстановке мы уже начали было забывать, где находимся, но к вечеру нам об этом напомнили. На пункте оплаты дороги внезапно образовалась приличная пробка, вызванная спонтанной акцией протеста местных дальнобойщиков. Дело в том, что Аксу — сельскохозяйственный регион, а правительство, поощряя развитие сельского хозяйства, разрешило местным фермерам бесплатно возить продукцию по платным магистралям. Однако прямо перед нами у операторов пункта оплаты возникли какие-то разногласия с водителями фур с овощами. Недолго думая, дальнобойщики просто припарковались в шлюзах, намертво перекрыв проезд. Проблему решили только подъехавшие полицейские.

Переночевав в городе под занятным названием Куча и оценив весь гастрономический колорит Китая (из всего разнообразия блюд на завтраке в гостинице можно было распознать только вареные яйца, фасоль и зеленый чай — остальное представляло собой горы чего-то варено-тушено-жареного и доверия не вызывало), мы отправились по направлению к городу Турфану, по пути завернув в одну из самых больших песочниц мира.

Колонна заезжает на местную заправку. Видите барьер впереди, ощетинившийся арматурой? Такие закрывают въезды всех заправок и крупных сетевых гостиниц. В отношениях Китая и Синьцзян-Уйгурского автономного района были весьма темные периоды, поэтому уровень антитеррористической безопасности в Уйгурии повышенный: ведется контроль всех, кто заезжает на заправку, а на дорогах частенько встречаются блокпосты.

Такла-Макан. Песчаное море размером 1000 на 400 километров, по кромке которого ютится жизнь в виде бескрайних полей хлопка, саксауловых лесов и небольших бедных поселений. Если вы впервые оказались на берегу Тихого океана, нужно найти хоть пять минут свободного времени, но искупаться. Если вы впервые оказались на берегу Такла-Макана, нужно обязательно спустить давление в шинах и взять штурмом пару дюн. Спустили, взяли. Для приличия добавили пару трещин на один из бамперов и поехали дальше в сторону Турфана.

Типичный уйгурский поселок на границе пустыни
Типичный уйгурский поселок на границе пустыни

Турфан называют оазисом Восточного Туркестана. Это самый жаркий город Китая, прославившийся своей развитой системой подземных тоннелей. Тоннели эти напитываются ручьями талого снега с гор Тянь-Шаня и до наших дней снабжают город и окрестности пресной водой, позволяя местным жителям заниматься сельским хозяйством.

Именно в Турфане сильнее всего ощущается влияние тюркской культуры: вроде и хаос на дорогах такой же, и люди такие же, и улицы выглядят так же… Но жизнь здесь словно течет в своем, особом темпе, не похожем на темп остального Китая.

И тем удивительнее, что всего в паре сотен километров от Турфана, в столице автономии, городе Урумчи, нас ждала совершенно другая атмосфера — это был уже типичный Китай, каким его и ожидаешь увидеть по стереотипным представлениям. Малоэтажная застройка бедных ветхих лачуг уступила место небоскребам и неону рекламных вывесок. Хаотичное движение моторикш на узких пыльных улочках сменилось мертвыми пробками на многополосых автострадах. Сушь и солнце превратились в промозглый холодный ливень.

Именно здесь, в столице Синьцзян-Уйгурского автономного района, и завершилось наше путешествие. Урумчи заливал на прощание холодным, мутным от смога дождем. Это путешествие оставило массу эмоций, впечатлений и ощущений, которые роились в душе, словно толпа китайских скутеристов. Но главным из этих ощущений внезапно оказался страх. Страх пропустить рассвет и опоздать на всю жизнь, как говорили в знаменитом "Паровозике из Ромашково".

Страх от осознания того, насколько огромен и разнообразен мир и насколько мала на его фоне человеческая жизнь. Насколько сильным может быть спонтанное, мимолетное желание бросить все и уйти пешком в горизонт — вот так, просто, на всю жизнь, чтобы увидеть весь мир, — и насколько тяжел при этом груз веских причин, из-за которых это желание тает в своей наивности.

Киргизия с неописуемо красивой и разнообразной природой, самобытный Китай с его сумасшедшим ритмом жизни, — это всего 3 000 километров пути. Три тысячи из бесчисленного множества, которые пока что так и остались непройденными. Надеюсь, что только пока.

Оригинал статьи на auto.vesti.ru.


Оставьте ваш комментарий и на него ответит лично автор статьи!
На нашем сайте размещены только авторские материалы от профессиональных журналистов и известных блоггеров, они с удовольствием вступают в диалог с нашими читателями :)

Об авторе

Андрей Шульдешов

Андрей Шульдешов